Внедорожник зимой

Один на один с природой

размещено в: Авто юмор | 0

Цена напускного героизма

Эта поездка начиналась и продолжалась обычно, но закончилась весьма нетривиально, изменив меня навсегда

Помните старое детское кино «Гостья из будущего»? Там были такие автобусы, нарисованные на больших листах картона, а в них — двери. Открываешь одну такую, а за ней уже другой район города или вообще море и пляж. Так вот, у меня было полное ощущение, что я воспользовался подобной дверью, только она была не на нарисованном автобусе, а у вполне настоящего вагона поезда. Я вошел в эту дверь со слякотного перрона Ленинградского вокзала и спустя десять часов вышел из нее же там, где никакой слякотью даже не пахло, а веяло самой настоящей зимой. Да и перрона тоже не было. Раннее утро, еще не рассвело. Я стоял на путях между двумя поездами на станции Лодейное Поле, почти по колено в снегу. Морозный воздух щипал еще не проснувшееся лицо и холодил ноздри, а ветер тянул дымку через свет фонарей. Чуть поодаль стояла группа из нескольких человек, они балагурили и смеялись, удивляясь зиме в начале ноября. Это были участники внедорожного мастер-класса, а я — их инструктором, но они об этом еще не знали, а я и не догадывался, что эту поездку запомню на всю жизнь.

Пока я привыкал к внезапно наступившей зиме, подошли петрозаводские ребята — давние друзья, с которыми мы должны были совместно проводить мероприятие. Мы обнялись, ведь рукопожатия слишком мало для тех, кто вместе вытаскивал машины из грязи, ставил обратно на колесаквадроциклы и выдергивал из рыхлого снега «прилипшие» снегоходы. Обменявшись парой ничего не значащих фраз, сказанных лишь для того, чтобы скрыть неловкость от встречи после долгой разлуки, мы пошли к машинам. За нами потянулась разношерстная гомонящая группа «турья». На привокзальной стоянке среди не по-московски чистых такси стояли несколько УАЗов и ГАЗ66. Именно на этих машинах мы будем кататься сегодня, и с помощью одной из них я узнаю много нового о себе и о своем месте в этом мире.

Ручник для Шумахера

Все расселись по машинам. Мне достался длиннобазный УАЗ на военных мостах, с которым я уже был хорошо знаком по предыдущим поездкам по Карелии. Пока добирались до северного берега Ладоги, рассвело. Кругом лежал снег. Да, так рано он давно не выпадал. Начало ноября, а его уже полметра навалило. Белая дорога, белая земля и белый лес. Лапы елей под тяжестью наклонились так сильно, что деревья начали походить на крылатые ракеты. Туристы в салоне шумно выражают удивление и спрашивают, всегда ли тут лежит снег. «Всегда», — отвечаю я, и отворачиваюсь, чтобы они не видели выражения моего лица. Офисный планктон, терзаемый вопросом, есть ли жизнь за МКАДом. Скучно.

Песчаные дюны у Видлицы тоже покрыты снегом. Жаль, что Юра Овчинников проводит «Ладога-трофи» только летом. Зимой здесь не менее красиво. Начинаем занятие. Я рассказываю, как пользоваться стационарной лебедкой, реечным домкратом. Потом переходим к машине. Показываю, как сидеть, как нажимать на педали, когда переключать передачи. Слушают внимательно, но не все. Вон те два парня справа смотрят в сторону, на лицах скучающее выражение. Понятно, очередные городские шумахеры, всерьез верящие в то, что они водят машину как боги и сейчас всем покажут, как надо. Надо будет за ними приглядывать во время практики.

Рассаживаем людей по машинам. Поехали. Ну что, молодцы, сразу видно — слушали внимательно. Трогаются мягко, сцеплением не играют, газом работают дозированно. Так, а это кто у нас там зарылся? Ну, конечно, шумахеры. Пока иду по колее к застрявшей машине, прикуриваю.
– Что, закопались?
– Да она вообще не едет!
– Это не она, это ты не едешь. Передок включи. Вот, молодец. А теперь пониженную. Оставь ручник в покое, рычаг включения пониженной рядом с тем, которым ты только что передний мост включал. Хорошо. Теперь назад без газа на полметра. Отлично, ну а сейчас включай вторую передачу и на малом газу вперед.

Вроде поехал. Сзади подъезжает Hunter.
– Леонид, а можно мы вон туда заедем?
– Можно, только пристегнитесь сначала.
– Зачем?
– Затем, что вы можете положить машину набок. Ей-то все равно в таком снегу, а вот вы друг на друга попадаете и ушибетесь.
– Не-е, тогда мы туда не поедем!
– Правильное решение.

И так весь день. Глупые вопросы, под стать им ответы. Надо завязывать с этими корпоративными клоунадами. Сил уже нет работать воспитателем лесной школы.

После дюн — обед, потом путь до Ведлозерского района в село Кинерма — красивое и древнее карельское поселение. Дома позапрошлого века, радушная хозяйка и вкусная горячая еда. Настроение улучшилось, и не только из-за ужина, а в основном из-за того, что здесь наши дороги с туристами расходятся. Они всем кагалом едут в Петрозаводск в сопровождении ребят, а я, напротив, выдвигаюсь на юг в Олонецкий район — там меня ждут друг, холодная водка, горящий камин и приятная беседа. Вот только бензина мало — один бак совсем сухой, а во втором половина, да и давление масла больно низкое. Но масло у меня есть — в багажнике канистра валяется, а вот бензин надо поклянчить. Прошелся вдоль колонны — из каждой машины слили по несколько литров, теперь точно хватит. Что тут ехать-то — полсотни километров по тайге и еще столько же по асфальту.

Проза жизни

Прощаемся с ребятами, вяло машу рукой туристам и, красиво тронувшись, ухожу на лесную дорогу. Наконец-то я один на один с природой. Мчу по лесной дороге, и мне хорошо. Куда этим вот так прокатиться! И ездить не умеют, и леса боятся: одно слово — городские жители.

Чищеная дорога закончилась почти сразу за селом, дальше пошла колея от одинокого лесовоза в рыхлом снегу — детская забава для военных мостов. А еще через несколько километров машина встала. Я вышел и, открыв правый бак, сунул в него обломанную ветку. Вытащил и пошел изучать в свете габаритов. Так и есть — бак сухой. Е-мое, ведь знал, что уазовским датчикам верить нельзя. Почему перед выездом не проверил, сколько горючки осталось?! Ладно, теперь поздно сокрушаться. Итак, мы имеем мизер при пяти тузах. Десять литров топлива во втором баке почти на 100 км. Это нереально, но попробовать дотянуть до асфальта можно — там заработает телефон.

Выключаю передний мост и в раздатке, и в муфтах — на заднем приводе будет кушать меньше. Теперь идти надо только ходом, иначе застряну в глубоком снегу, но машина длиннобазная — должно получиться. Ну что, поехали. Мчать на скорости по лесной дороге — это отличный драйв, только мне что-то невесело, в груди какой-то холодок. Что же это со мной? О-па! Да мне же страшно… Ну да, точно, я боюсь ночной тайги. Успокойся, говорю себе, ты же бывалый путешественник и не можешь бояться темного леса, как какой-нибудь офис-менеджер. Загорается лампочка давления масла. Останавливаюсь долить и обнаруживаю две вещи. Первое: канистра в багажнике не с маслом, а из-под масла, и доливать нечего. Второе: крышка маслозаливной горловины отсутствует как класс. И тут меня накрывает уже повзрослому. Перспектива ночевки одному в тайге без связи, еды и оружия из гипотетической становится вполне реальной. Закупориваю мотор плотно смотанной тряпкой, сажусь за руль и завожу машину, но эти движения я делаю как будто в первый раз. Сердце колотится, руки, как не свои, я боюсь ошибиться и вылететь с дороги, потому что на исправление ошибки уйдут драгоценные граммы бензина. Да что же это со мной такое! Тряпка, раскис, как школьница. Пытаюсь злобой вытеснить из себя страх, но ничего не выходит. Мандраж не отступает.

Вот кто я есть на самом деле — такой же городской житель, как сегодняшние туристы, а еще смотрел на них свысока, мол, куда вам до великого меня, бывалого, опытного и бесстрашного. А оказался один на один с природой, про которую так люблю рассуждать тоном знатока, и с меня враз слезла вся спесь, под которой обнаружился обычный городской житель, и цена всему моему напускному героизму — два литра масла и десять бензина.

Я доехал

Горючка закончилась на въезде в деревню, на перекрестке с асфальтовой дорогой. Телефон заработал. Через пару часов мне привезли топливо и масло. А к середине ночи я добрался до друга и сел за давно ожидающий меня накрытый стол. Но разговор не клеился, я был угрюм и молчалив. Друг списал это на усталость. Но я-то знал истинную причину.

С той поры прошло несколько лет. Я по-прежнему езжу по лесам, страх отступил и пока не возвращался, но, если он когда-нибудь снова придет ко мне, надеюсь, я буду к этому готов и найду, что ему противопоставить.

текст: Леня НЕМОДНЫЙ
рисунки: Катя ЧУДНОВСКАЯ

(Visited 58 times, 1 visits today)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *